Анна Юдина, 12.04.2013

Как я была в горах, рассказ в нескольких частях.

Анна Юдина.
12.04.2013

Часть первая — решение.

Я уже была в горах один раз — было прекрасное путешествие, хорошая погода — чувствовала я себя весь тренинг просто замечательно, никакой горняшки, ну да кто-то из группы умирал, у кого-то болела голова, ложное удушье по ночам — но все это прошло мимо меня. Тот тренинг назывался «Аннапурна» и считался не самым легким, а все из-за следующей особенности — перевала Торонгу Ла высотой 5416.

Маршрут пролегал таким образом, что даже если ты себя плохо чувствуешь или нет сил на преодоление этой высоты — ты в любом случае должен пройти перевал, сам или на лошадях — но пройти, вместе со всеми. Так как обратной дороги не было (маршрут не закольцован), то если тебе совсем плохо — тебя спустят вниз, и дальше ты один без группы возвращаешься в Катманду и пропускаешь ровно половину пути, интересные места, монастыри и прочее. Конечно, каждый из нас хотел пройти, а я была уверенна, что пройду — и с каждой новым набором высоты чувствовала себя все лучше и лучше.

И вот он долгожданный перевал — стартовать мы должны были ночью, из-за того что в полдень на перевале очень сильный ветер и часто бывает непогода. Отправлялись мы с высоты 4800 метров, сон первый раз за все время путешествия был неспокойный, очень чувствовалась нехватка кислорода, болел живот и поспать совсем не удалось. Ну, ничего, настрой был боевой, и я в первых рядах двинулась в путь, бодро прошла пятьдесят метров и внезапно ощутила сильный спазм в области груди: не могла не двинуться с места, ни сказать ничего.

Самое ужасное в этом состояние было то, что никогда раньше такого со мной не случалось, и я просто не знала, что происходит. В общем, меня оставили с портером. Стоим мы вместе с этим портером, мне страшно и холодно, что происходит со мной непонятно и этого еще страшнее, портер на английском не говорит и минут через десять, пытаясь мне что-то объяснить жестами, уходит в неизвестном направлении. И вот стою я одна, сердце вроде бы уже не болит и чувствую, что нужно собраться и идти дальше. Все хорошо, наверное, я просто испугалась, организм и среагировал таким вот приступом непонятно чего и откуда.

Иду вверх, каждый шаг дается с трудом и вдруг — о чудо — сзади меня догоняет портер с лошадью. Конечно, разум говорит: «Садись на лошадку!», ну а глупое эго начинает кричать: «Нет, Аня! Ты дойдешь сама!» Исход этой битвы решается без моего участия — руководитель группы командует: «Аня быстро на лошадь, сама не пойдешь». И я позорно подчиняюсь, помня о контракте, который я подписала перед началом этой поездки, один из пунктов в котором — беспрекословное подчинение решениям старшего группы.

На лошади ехать еще страшнее — резкий подъем вверх, острые камни — и я на лошади ( в жизни не думала что попаду в такое приключение). Первый сложный подъем пройден, маленький перерыв и — снова в путь. Чувствую себя хорошо, иду сама — лошадь везет кого-то из участников экспедиции, чем ближе к цели и выше — тем больше людей, которые не могут дальше идти самостоятельно.

Пейзаж становится очень необычным, такое ощущение, что я на другой планете: камни, пики снежных гор, голубой прозрачный ледник и никого вокруг. Что-то происходит со зрением: все вокруг начинает менять цвета — ярко желтое небо, красные камни — теряется ощущение реальности происходящего, теряется ощущение времени и ощущение себя в пространстве. Мое «Я» растворяется, я не могу точно ответить на вопрос мне хорошо или плохо сейчас? Трудно ли мне идти? Вообще что-то происходит? Все эти привычные вопросы здесь не актуальны, привычная реальность и само ее ощущение просто исчезают. Но я иду! Или мне кажется, что я иду?! Громкий голос... Какой-то громкий голос, обращается ко мне — ах да, это один из участников экспедиции... Он что-то мне говорит с явным раздражением. Через некоторое время я начинаю понимать слова: «Аня остановись, ты не можешь идти. Просто стой здесь! Тебе ясно? Жди лошадь!»
Какая глупость, чушь! Я могу идти, я иду! Опять громкий крик: «Не стройте из себя героев..... Пи пи пи! Ты вообще понимаешь, что с тобой!?»

Не знаю, каким образом, но его слова заставили меня остановиться, мозг со скрипом, но начал работать. Первая мысль — да я же совсем не могу идти, мне тяжело сделать даже шаг. Аня стоим, стоим, отдыхам. Мимолетный страх накатывает буквально на секунду, не успеваю даже его ощутить. Рядом оказывается один из руководителей группы — Маша Будник, ее присутствие рядом начинает очень раздражать — вот они первые эмоции. Маша смотрит таким понимающим, вроде бы, взглядом и говорит — нужно идти, вперед! И вот он мой надзиратель (такое было ощущение) мы идем вместе, очень медленно — а внутри мне хочется оторваться и убежать! Вот только что я была в этой вселенной одна, что-то происходило со мной, только со мной — а теперь рядом эта Маша (каждый, кто знаком с Машей знает, что избавиться от нее трудно, особенно если ей поручено за кем то присматривать), и вот незадача — этот кто то — Я.

Ну, ничего сейчас, сейчас — мы дойдем до перевала — а там-то будет возможность пойти одной. Это же мое путешествие, путешествие внутрь меня! Ха-ха — кто-нибудь знает, как это? Как можно совершить путешествие внутрь себя? Ну ладно нет сил на философствование — нужно идти, вперед к перевалу! Интересно, долго ли еще? Сзади слышу звуки, оборачиваюсь — один из наших участников (Аня) на лошади, а рядом с ней еще одна лошадь — без всадника. Ну конечно, сейчас меня опять усадят на лошадь.... Да, говорит Маша, ты не можешь идти, залезай!

Сил и правда, нет. Совсем. И вот мы на лошадях. Идем. Ой, как же хорошо — и даже уже не страшно, просто все равно! Минут через пятнадцать я вижу впереди некоторых наших участников, человек пять — еле плетутся — но идут! Идут! Радостно за них — ну вот, я плачу — блин, в этих горах какая то сентиментальность развилась. Лошадь обгоняет группу наших людей, и я уже впереди. Да, не сама, ну и что же. Фигня, фигня все это, мне не надо никому нечего доказывать. Я и так знаю, что я могу. А могу ли?

И вот он перевал — так быстро! На лошади то... Встречают нас два человека, это тоже участники нашей группы. Один из них радостно начинает говорить мне, что прям здесь можно попить чаю — слезай быстрее с лошади и пойдем быстрее! Что-то интересное хотел мне показать, какие то смешные наклейки на кружках...
А я... А со мной начинает твориться что то невообразимое — я слезаю с лошади говоря ему, подожди с чаем, не сейчас. И иду, иду прямо к молитвенным флажкам — их здесь очень много — тысячи людей были здесь и оставили их на этой вершине, ближе к Богу.

Слезы, какие же слезы горячие и соленые!
Я плачу, плачу от того, что я в этом месте, а место невероятное. Здесь неземное спокойствие и ощущение того, что ты действительно очень близок к Богу среди ледников и голубого неба. И я начинаю молиться про себя за всех людей на планете, за то, что я сейчас здесь, за то, что я чувствую, за то, что здесь, именно здесь, я остро чувствую миг жизни — прямо сейчас в эту секунду! И все становится вторичным, все вот эти долбанные страхи, неуверенность в себе, сомнения, все все это вторично, этого просто нет. Есть жизнь и она всегда-всегда, и сейчас тоже идет, и в ней ничего этого нет. Это все есть во мне, это все мое. А здесь это мое исчезло, и вот это ощущение, оно со мной осталось навсегда.

А потом была дорога вниз, долгая дорога. Непростой спуск с головными болями, рвотой из-за резкого изменения высоты. Удивительная вещь — как только я оказалась внизу, в нашем гостеприимном хостеле под названием «Боб Марли» и сбросив рюкзак пошла в душ — все исчезло. Исчезло ощущение трудностей и всех перипетий, которые случились во время этого четырнадцатичасового перевала. Я просто помылась и вернувшись в номер. Не было ни единого желания чем-то делиться с другими и обсуждать этот перевал. Я общалась с соседкой так, как будто это был обычный день и ничего не произошло.

Потом был ужин, общение с группой, веселье и смех! Дальше — поездка в священное место, омовение в источниках, созерцание невероятных пейзажей и спуск — спуск все ниже и ниже.

Катманду. Вылет домой.

Руководитель нашей группы в самом начале путешествия сказал, что эта поездка полностью изменит жизнь каждого участника. Тогда это были просто слова, и были моменты, когда я ставила под сомнение достоверность этих слов.

Это было 2 года назад, летом 2011 года.

Что изменилось: я стала преподавать йогу, я больше не боюсь себя и полностью взяла ответственность за все, что происходит в моей жизни. Ну и еще несколько важных переворотов, но это уже совсем личное.